Перевозка больных из Перми

В течение всего дня в Перми садились самолёты из Москвы, Петербурга, Челябинска. Они забрали более пятидесяти пострадавших, которых можно транспортировать. Все они уже размещены в специализированных ожоговых центрах.

В Домодедово, на летном поле — два десятка реанимобилей и вертолет «скорой помощи». С самого утра здесь ждали пострадавших во время пожара в Перми. В Москву их доставили на специально оборудованном самолете МЧС. По сути, этот борт — мобильное отделение реанимации. Он оборудован так, чтобы перелет не отразился на состоянии больных.

В Институт хирургии имени Вишневского одна за другой въезжают пять машин реанимации. Все доставленные сюда пациенты находятся в тяжелом состоянии: из пятерых в сознании только один, все подключены к аппаратам искусственной вентиляции легких и у всех сложные диагнозы.

Андрей Федоров, заместитель директора Института хирургии им. А. В. Вишневского: » Больные в очень тяжелом состоянии. Действительно, травмы очень большие. Это обширные ожоги, до 80 процентов поверхности тела, это так называемые термо-ингаляционные травмы — ожоги бронхов и верхних дыхательных путей. Это и отравления продуктами горения. Сейчас проводятся интенсивные противошоковые и реанимационные мероприятия, выполняется все, что необходимо».

Сейчас в Институте хирургии ждут еще двух пациентов — их должны доставить следующим рейсом.

Пострадавших во время пожара в Перми доставляют не только сюда, в Институт хирургии имени Вишневского, но и в другие больницы в разных городах страны: в Москве, в Петербурге, Казани, Челябинске, Екатеринбурге. Врачи говорят — это нормальная практика, иначе такое количество ожоговых больных сразу просто не выходить.

В Москву из Перми двумя рейсами уже доставили 30 пациентов, готовится еще один спецрейс МЧС. Используется при этом, в том числе, и новейший самолет для перевозки «тяжелых» больных Бе-200. Места для пострадавших в этой трагедии выделены в нескольких ведущих клиниках Москвы.

Читайте также:  Лечение в Израиле

Сергей Поляков, первый заместитель руководителя Департамента здравоохранения, главный врач г. Москвы: «В Москве, в наших учреждениях Департамента здравоохранения, подготовлено 14 коек в ожоговой реанимации, пять коек в токсикологической реанимации и 35 коек в ожоговых отделениях. При необходимости мы можем развернуть еще дополнительные койки за счет хирургических отделений, которые находятся в этих больницах».

Кроме того, в Челябинск рейсом МЧС доставлены трое пострадавших. В Санкт-Петербург перевезли 18 человек в тяжелом состоянии, сейчас в пути еще один самолет, на его борту — 16 пациентов. Их лечением займутся специалисты НИИ Скорой помощи имени Джанелидзе и Военно-медицинской академии.

Сергей Багненко, директор НИИ скорой помощи им. Джанелидзе: «В Москве и Петербурге — самые крупные ожоговые центры. У нас ожоговый центр на 72 койки, из них — 12 реанимационных. Кроме всего, прочего в институте есть еще дополнительное количество реанимационных коек, дыхательные аппараты и запасы медикаментов для чрезвычайных ситуаций, которые могут быть использованы эффективно в этом случае».

Одну из пациенток в Институт скорой помощи имени Склифосовского перевозят на вертолете — нельзя терять ни минуты. Вслед — еще девять машин «скорой помощи». Краткую информацию о состоянии пациентов врачи получили, еще когда самолет из Перми летел в Москву. Правда, прогнозов пока никто не дает.

Анзор Хубутия, директор Института скорой помощи им. Склифосовского, профессор: «Сейчас больных везут сюда — вроде бы видимость есть, что они в сознании, интоксикации особой нет, но на третьи-четвертые сутки будет неизвестно что. В какую сторону пойдет это состояние, неизвестно. Чаще всего бывает, что состояние ухудшается».

Андрей Федоров, заместитель директора Института хирургии им. А. В. Вишневского: «Прогнозов пока давать невозможно. Мы должны провести все мероприятия, которые необходимы. С завтрашнего дня мы уже начнем перевязки, операции в расширенном режиме».

Читайте также:  Санитарная авиация Воронеж

Сейчас у врачей счет идет буквально на минуты. Сначала нужно стабилизировать состояние пострадавших — при ожогах оно может быстро меняться. Иногда на то, чтобы принять решение лечить на месте, или отправлять в другой город, у врачей совсем немного времени.